Саойнара
Может быть, у меня заторможенный рефлекс? Я уже так долго думаю.(с)
С этой книгой случилась одна очень странная история О_о - мне аудиозапись книги и ее озвучка понравилась больше, чем сама книга (текст), когда я ее прочитала. Я не знаю, почему, но правда вот так вот получилось.

В озвученной версии звучало больше жизни. В тексте - больше было того, что надо было додумывать, того, что приходилось оживлять своими силами. Вот лежишь ты, представляешь себе весь Плоский мир, и нужно трудится, мысленно создавая детали, прорисовывая их... Чтобы все получилось настоящим. Ты как будто бы каждый раз вытаскиваешь в свою реальность эту историю. Мне уже было даже как-то неловко перед ней, мол, я совсем ее замучила.

А, и обложка у нее какая-то совсем странная:



Вот, она меня тут даже позабавила. Казалось бы, ну при чем тут обложка? Ну и как при чем, при книге.

Я стараюсь составлять цельное впечатление о ней, для меня важна и обложка, и ощущение когда книгу держишь в руках. Иногда даже важно, сколько книга весит, ну не физически, а по-другому... Только не спрашивайте меня, как по-другому. Я не знаю.

Там есть отрывки, которые меня правда радуют. Очень. Вот этот, например. С него книга и начинается (пояснить решила).

Иногда мне очень хочется ее с кем-то обсудить. Или даже перечитать. Вместе. Не знаю, почему...

Услышав крик, Сэм Ваймс вздохнул, но все же закончил бритье.
Затем он надел куртку и вышел навстречу прекрасному утру. Стояла поздняя весна, в деревьях пели птицы, вокруг цветов гудели пчелы. Хотя небо было мрачным, а тучи на горизонте предвещали грозу, воздух все же был теплым и влажным. А за сараем садовника, в старой компостной яме, в воде бултыхался молодой человек.
Ну… в общем, бултыхался.
Ваймс остановился немного поодаль и зажег сигару. Вряд ли стоит подносить огонь слишком близко. Падение с крыши сарая проломило образовавшуюся корку.
— Доброе утро! — бодро окликнул он.
— Доброе утро, ваша светлость, — отозвался человек.
Голос оказался выше, чем ожидал Ваймс, и он понял, что, как ни странно, молодой человек в яме на самом деле был молодой женщиной. Это не оказалось большой неожиданностью — Гильдия Убийц полагала, что, когда дело доходит до изощренного убийства, женщины, по крайней мере, равны в этом своим братьям, — но, тем не менее, это несколько все изменяло.
— Кажется, мы не встречались? — продолжил Ваймс. — Хотя вы, похоже, знаете, кто я. А вы…?
— Виггз, сэр, — ответила она. — Джокаста Виггз. Для меня большая честь встретиться с вами, ваша светлость.
— Виггз, а? Известное семейство. Оставим просто «сэр». Помнится, однажды я сломал ногу вашему отцу?
— Да, сэр. Он просил напомнить вам об этом, — кивнула Джокаста.
— Вы несколько молоды, чтобы уже работать по контракту, так ведь?
— Это не контракт, сэр
— Да ладно, мисс Виггз. Цена за мою голову…
— Совет Гильдии приостановил его, сэр, — ответила упорная пловчиха. — Вы вне списков. В настоящее время они не принимают контракты на ваше имя.
— О боги, почему же?
— Не представляю, сэр, — произнесла мисс Виггз. Ее упорные попытки, наконец, приблизили ее к краю ямы, и теперь она обнаружила, что кирпичная кладка находилась в отличном состоянии, была очень скользкой и не предоставляла ни малейшей возможности зацепиться за нее. Ваймс знал об этом, потому как однажды сам провел несколько часов, кропотливо добиваясь подобного результата.
— Так почему же вас тогда прислали?
— Мисс Бэнд отправила меня для тренировки, — отозвалась Джокаста. — Должна заметить, здесь действительно нужна большая сноровка.
— Да, — согласился Ваймс, — действительно. Вы в последнее время грубили мисс Бэнд? Или как-то огорчили ее?
— О, нет, ваша светлость. Но она сказала, что я становлюсь излишне самонадеянной, а небольшая практика пойдет мне на пользу.
— А. Понятно. — Ваймс попытался вспомнить мисс Алису Бэнд, одного из самых строгих преподавателей Гильдии. Она, как он слышал, очень хорошо разбиралась в практических занятиях.
— Значит… она послала вас убить меня? — спросил он.
— Нет, сэр! Это всего лишь тренировка! У меня даже нет арбалетных болтов! Я просто должна была отыскать место, где бы вы были у меня на прицеле, и потом доложить ей!
— И она бы поверила?
— Разумеется, сэр, — Джокаста выглядела обиженной. — Честь Гильдии, сэр.
Ваймс глубоко вздохнул.
— Видите ли, мисс Виггз, в последние годы некоторые из ваших собратьев пытались убить меня дома. И, как вы догадываетесь, меня это не слишком радовало.
— Вполне понимаю, почему, сэр, — отозвалась Джокаста голосом человека, знающего, что единственная его надежда выбраться из сложившейся ситуации целиком зависит от доброжелательности другого человека, у которого нет ни малейших для этого причин.
— И потому вы были бы поражены, узнав о тех ловушках, что устроены здесь повсюду, — продолжал Ваймс. — Некоторые из них, должен заметить, довольно хитроумны.
— Я совсем не ожидала, что черепицы на сарае такие скользкие, сэр.
— Они смазаны жиром, — ответил Ваймс.
— Отлично придумано, сэр!
— А некоторые из ловушек действительно смертельны, — добавил Ваймс.
— Хорошо, что я попала в эту, а, сэр?
— Ну, эта тоже смертельна, — отозвался Ваймс. — В конечном счете. — Он вздохнул. Он действительно хотел избавиться от подобного рода вещей, но… вне списков? Не то чтобы ему нравилось быть на прицеле у таинственных фигур, нанятых его многочисленными врагами, но он всегда считал это неким вотумом доверия. Это доказывало, что он досаждал высокомерным богачам, которых и следовало раздражать.
Кроме того, перехитрить Гильдию Убийц было довольно просто. Они благородно следовали своим строгим правилам, и Ваймса это вполне устраивало, поскольку лично он со своей стороны кое-какими правилами мог и пренебречь.
Вне списков, а? Если верить слухам, до сих пор единственным человеком, удостоившимся этого, был патриций, лорд Ветинари. Убийцы лучше других разбираются в политической ситуации в городе, и раз они убирают тебя из списков, значит, твоя смерть может не только испортить всю игру, но и разобьет доску…
— Я была бы очень признательна, если бы вы вытащили меня отсюда, сэр, — произнесла Джокаста.
— Что? А, да. Простите, на мне чистая одежда, — отозвался Ваймс. — Но я скажу дворецкому вернуться сюда с лестницей. Как вы на это смотрите?
— Благодарю вас, сэр. Было приятно познакомиться, сэр.
Ваймс пошел обратно к дому. Вне списков? А он может подать апелляцию? Вероятно, они думают…

@темы: мнение о произведении